Игра с формулировками: в НАТО рассказали о программе реагирования на «российскую агрессию»

0 1

Аналитики Североатлантического альянса выпустили доклад о программе «Расширенное передовое присутствие НАТО», которая должна способствовать эффективному реагированию на «российскую агрессию» в Восточной Европе. В рамках этой программы в Польше, Латвии, Литве и Эстонии размещены многонациональные батальоны, которые поддерживают боевую готовность и проводят учения. Специалисты НАТО утверждают, что этот проект не является ни операцией, ни миссией альянса. Однако, как считают опрошенные RT политологи, за размытыми формулировками скрывается очередная программа блока по расширению на Восток. А мифическая «российская угроза» уже традиционно служит удобным поводом для этого.

Оборонный колледж Североатлантического альянса представил доклад по программе «Расширенное передовое присутствие НАТО». Её идея заключается в том, чтобы повысить способность альянса эффективно и гибко реагировать на «российскую агрессию». По мнению аналитиков альянса, проект представляет собой совершенно новую модель развёртывания сил, которая формально не является операцией или миссией блока.

«Строго говоря, это не операция или миссия в рамках НАТО. Государства — члены обязуются предоставлять другим государствам — членам, не имеющим достаточных возможностей для защиты своих интересов и территориальной целостности, ресурсы и поддержку, что происходит вне командной структуры Североатлантического альянса, но с его разрешения», — отмечается в докладе, с текстом которого ознакомился RT.

Суть «Расширенного передового присутствия» заключается в наращивании сил НАТО в Восточной Европе. В рамках программы многонациональные батальоны находятся в принимающих странах — членах альянса на постоянной основе.

В 2016 году на саммите альянса в Варшаве было решено разместить такие командования в Литве, Латвии, Эстонии и Польше.

В последние годы руководство военно-политического блока неоднократно обосновывало усилия НАТО на восточном направлении «реакцией» на политику РФ в регионе. О «российской угрозе» упомянули и специалисты Оборонного колледжа альянса.

«В то время как наиболее молодые союзники на северо-восточном рубеже расширенного Североатлантического альянса столкнулись со вновь нарастающей угрозой со стороны России, НАТО переживает процесс омолаживания в соответствии с целью своего создания — обеспечение коллективной безопасности всех его членов», — сообщают они.

Одна из целей многонациональных военных групп — подготовка и проведение учений. Кстати, в последнее время НАТО всё чаще организует манёвры на северо-восточном направлении. К примеру, 4 ноября в Литве стартовала вторая часть учений «Железный волк — 2019». В тренировочных мероприятиях у границы с Белоруссией задействованы около четырёх тысяч военнослужащих из 11 стран, танки, боевые машины пехоты, артиллерия.

В связи с активностью альянса на этом направлении в Москве не раз констатировали, что это не Россия приближается к чьим-то границам, а военная инфраструктура НАТО приближается к рубежам РФ, изменяя стратегический баланс сил.

Так, в октябре Владимир Путин отметил, что Москва не приветствует попытки нагнетания обстановки возле границ, но будет спокойно реагировать на учения альянса.

Игра с формулировками: в НАТО рассказали о программе реагирования на «российскую агрессию»

Под прикрытием

Несмотря на риторику альянса, «Расширенное передовое присутствие» представляет из себя очередную программа по расширению НАТО. Такое мнение в беседе с RT выразил преподаватель факультета государственного управления МГУ Павел Тарусин, отметивший, что прикрываясь различными формулировками, блок продолжает наращивать свою мощь, а поводом для этого служит надуманная «российская угроза».

«В НАТО придумывают разные названия, но это всё та же программа расширения альянса, просто с другим именем. После того, как распался СССР и Варшавский договор, организация утратила свою основную функцию и смысл. Теперь структура ищет возможности, чтобы продлить своё существование, оправдать те финансы, которые на неё тратятся», — сказал Тарусин.

В свою очередь, генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин подчеркнул, что расширение Североатлантического альянса происходит вопреки устным договорённостям, обозначенным в 1990-м году между альянсом и Москвой. Нынешнее руководство НАТО утверждает, что никаких обещаний на этот счёт не было.

«Тогда не хватило ума зафиксировать подобные обещания, они сохранились только в протоколах встреч. И здесь наши западные «партнёры» нас обманули», — отметил собеседник RT.

Политолог добавил, что теперь действия России в сфере безопасности лицемерно интерпретируются в угоду НАТО, хотя на деле именно альянс своими действиями подрывает международную стабильность.

«Достаточно расставить события в хронологическом порядке, чтобы понять, кто на самом деле является источником эскалации и напряжения», — подытожил эксперт.

Наращивание сил НАТО происходит не только на восточном фланге, но и на юге, на Балканах. Сейчас во всём регионе лишь Сербия и Босния и Герцеговина не входят в НАТО, в процессе присоединения к блоку находится Северная Македония. Этот вопрос принимался во внимание во время изменения названия страны. В 2018 году по этому поводу провели референдум, однако его едва ли можно считать успешным — явка граждан составила всего 37%.  

Между тем в российском МИД констатируют, что Запад буквально «засасывает» балканские стран в НАТО, не считаясь при этом с волей значительной части жителей региона.

«Запад проводит бесцеремонную линию на засасывание этого региона в НАТО, не считаясь ни с волей народов соответствующих стран, ни с уроками истории, ни с элементарными дипломатическими приличиями», — сказал в феврале 2019-го министр иностранных дел Сергей Лавров.

Игра с формулировками: в НАТО рассказали о программе реагирования на «российскую агрессию»

Защита от «угроз» по всем фронтам 

В докладе натовских специалистов также отмечается, что «Расширенное передовое присутствие» предполагает ответ на угрозы, связанные с нарушением суверенитета в воздушном, морском, сухопутном и даже кибернетическом пространстве государств — членов альянса.

«Расширенное передовое присутствие» меняет расклад: авантюры России в странах Балтии становятся для неё более затратными и требуют больших военных усилий, что заставляет противника задуматься о том, стоит ли брать на себя ответственность за эскалацию конфликта», — говорится в документе.

Более того, по словам аналитиков, «новая» программа НАТО позволяет реагировать на угрозу, не дожидаясь активации пятой статьи устава, которая подразумевает военный ответ всего альянса на агрессию против одного из его членов.

«Для реализации механизмов коллективной безопасности НАТО требуется время; во избежание политического уклонения от развёртывания сил для реагирования на надвигающуюся угрозу необходимо, чтобы программа предусматривала наличие средств и способности для реагирования до начала операции, санкционированной НАТО. Такая модель предусматривает возможность реагирования на угрозу «до инициации статьи 5 Североатлантического договора», — отмечается в докладе.

Комментируя возможности программы, политолог Алексей Мухин заметил, что подобные шаги НАТО сопровождаются агрессивными высказываниями руководства альянса в адрес Москвы.

«Невозможно игнорировать, что подобные расширения происходят на фоне довольно агрессивных высказываний со стороны чиновников НАТО и на фоне продолжающейся и не прекращающейся эскалации вооружённого конфликта в Донбассе», — сказал эксперт.

При этом Павел Тарусин добавил, что политика НАТО основывается на необходимости «отражать российскую угрозу» — так альянс справляется с внутренними проблемами. В результате экономического и миграционного кризиса, провалов в политике мультикультурализма выход был найден самый простой — актуализировать «российские вызовы» и накинуть «железный обруч» на европейские страны, полагает аналитик.

Источник: russian.rt.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.