«Жить и работать на родине»: родители Марии Бутиной о планах дочери после освобождения из американской тюрьмы

0 1

Ожидается, что 25 октября россиянка Мария Бутина выйдет на свободу. Она провела год и три месяца в американской тюрьме по обвинению в «сговоре с целью незаконной работы иностранным агентом». Девушка будет депортирована в Россию и прибудет в Москву утром 26 октября. В интервью RT отец, мама и бабушка россиянки рассказали о деталях освобождения Марии и о её планах на жизнь.

RT: Когда вы узнали, что Марию освобождают?

Валерий Бутин, отец: Примерную дату мы узнали сразу после оглашения приговора. Судом было назначено наказание 18 месяцев, и этот срок должен был закончиться в январе 2020 года. Однако, учитывая, что она находилась в заключении до вынесения приговора, Мария должна была выйти раньше — 5 ноября. По указу президента США, всем заключённым была предоставлена десятидневная амнистия. Мы были рады, что срок уменьшился, пусть и незначительно. Считали день за днём, неделю за неделей, и вот пришли к этому моменту: ждём, собираем чемоданы, готовимся к встрече. Если не будет никаких задержек, она прибудет в Москву 26-го или 27-го числа.

RT: Её же не просто выпустят — её должны ещё и экстрадировать, верно?

В. Б.: С момента освобождения из места заключения она будет находиться под присмотром двух сотрудников миграционной службы. Они будут сопровождать её до одного из крупных аэропортов в Штатах. А возможно, и до Москвы — и только в России вручат ей документы. Вот так российский гражданин за свои миролюбивые помыслы выдворен из США.

RT: В каком составе вы поедете встречать Марию?

В. Б.: Из Барнаула из родственников приеду я один. В Москве к нам присоединятся средства массовой информации и, вероятно, родственники наши. Родная сестра Маши планирует приехать.

RT: Вы верите, что всё уже позади?

В. Б.: Вместе с радостью ожидания остаётся и тревога. Мы уже столько натерпелись. Срок её заключения постоянно продлевался, хотя до суда регулярно появлялась надежда, что её отпустят. Сейчас наши опасения связаны с бюрократическими проволочками, которые может устроить иммиграционная служба.

RT: Будем надеяться, что всё пройдёт гладко…

В. Б.: Эти переживания связаны исключительно с таинственностью, которая окружает депортацию. Мы до сих пор не знаем точно, по какому сценарию это будет происходить, в какой аэропорт она прилетит, каким рейсом. Ни дата возвращения, ни время не известны.

RT: Вы обсуждали с Марией, чем она в первую очередь займётся после возвращения?

В. Б.: Обнимемся в первую очередь. А дальше ей, без сомнения, надо будет прийти в себя. Ей здесь создан определённый уют, возможность поработать с компьютером и отдохнуть. Посмотреть телевизор, российские каналы. Её любимый канал — Russia Today.

Заключение длилось очень долго. Каждый день лишения свободы — это тяжёлая психологическая травма. Маша достаточно устойчивый человек и никогда не теряла силу духа в тюрьме, несмотря на то что её месяцами в одиночке держали, но мы думаем, что ей придётся восстанавливаться. Маше нужно социализироваться, привести себя в порядок в физическом плане. Ведь до ареста она занималась упражнениями, бегом — не давала себе спуску. Нужно время.

RT: Сама Мария вроде не жаловалась на здоровье…

В. Б.: Ей больше в психологическом плане тяжело было там. Тем более что она находила возможность и в заключении поддерживать физическую форму. Постоянно приседала, отжималась.

RT: Насколько тяжёлым стал этот период для вашей семьи?

В. Б.: Таких потрясений мы никогда не переживали. Неожиданно, несправедливо, неоправданно… Психологически тяжёлый во всех смыслах период жизни. У меня был полный шок, когда я узнал об аресте. Абсолютная безысходность — когда не знаешь, что делать. Это касалось и финансовых вопросов, потому что суммы на адвокатов абсолютно неподъёмными для нас оказались.

RT: Вы говорили, что у вас большой долг за адвокатские услуги. Удалось ли его погасить?

В. Б.: Всю сумму, конечно, нет. Долг значительно уменьшился благодаря помощи со стороны фонда, друзей, товарищей, коллег. Фонд защиты национальных ценностей сделал значительный вклад. Леонид Эдуардович Слуцкий, который является председателем Фонда мира, оказал серьёзную помощь. Тем не менее ещё очень много денег мы должны.

RT: Обсуждали ли вы дальнейшие планы Марии? Где бы она хотела жить и работать?

В. Б.: У неё три высших образования: два российских и одно зарубежное. Все учебные заведения Маша закончила с отличием. Поэтому будем надеяться, что она будет востребована. Она хочет жить и работать на родине —  это вообще без вариантов. Я уверен, что её деятельность будет связана с Россией. Всё, что она делала до этого, было на пользу стране.

RT: Переживаете? Или всё позади уже?

Ирина Бутина, мать: Последние дни были самыми напряжёнными и волнительными для нас. Мы переживаем, хотим, чтобы не было никаких дополнительных препятствий к её возвращению, чтобы не подвело здоровье, конечно же, потому что сильные положительные эмоции — это тоже стресс. Дай Бог нам сил пережить это — и Маше, конечно, в первую очередь.

RT: Как вы готовитесь к встрече с Марией?

И. Б.: Мы с Машей уже обговорили меню. В последнее время она питалась довольно скромно. Поэтому накормим её всем, чего не было в Америке. Это творог, мёд, кефир, овсяная каша и фрукты, овощи, травяной чай. У нас бабушка умеет печь очень вкусный торт «Наполеон». Это наш семейный традиционный десерт.

RT: Расскажите, какие эмоции вы сейчас испытываете?

Мария Шаповалова, бабушка: Единственное желание — поскорее дождаться. Обнять этого ребёнка, прижать к сердцу. Мы с ней два года, пока она училась, изо дня в день общались. Говорили обо всём — о тайнах личной жизни, об учёбе. 

Источник: russian.rt.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.